Avraam Rousso

Avraam Rousso hivatalos magyar rajongói oldala

Naptár

november 2018
Hét Ked Sze Csü Pén Szo Vas
<<  < Archív
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Radio Mayak

Avraam 2011.08.28. 20:28

28.08.2011 18:05 "Шоу Аллы Довлатовой"

 

 Авраам Руссо в гостях у Аллы Довлатовой

 

Гость: Авраам Руссо - певец

 

 
 
 
 
 
 
 
ДОВЛАТОВА: Приветствую здесь Авраама Руссо. Авраашечка, здравствуй.
 
РУССО: Здравствуй.
 
ДОВЛАТОВА: Давно тебя не видела, очень рада, что ты здесь.
 
РУССО: Спасибо.
 
ДОВЛАТОВА: После того, как Авраам Руссо так скоропостижно улетел в Америку, а потом только легкими наездами бывал здесь у нас в России, уже даже забыли о той сумасшедшей популярности, о той славе, которая обрушилась на плечи этого человека, скромного, обаятельного, симпатичного и талантливого. Привет.
 
РУССО: Спасибо. Привет. Конечно, начала про Нью-Йорк, и этот ураган, который происходит…
 
ДОВЛАТОВА: Из первых уст, пожалуйста, расскажи ты нам, мы же из телевизора только смотрим.
 
РУССО: На самом деле, печально, ты сказала: дай бог, все закончится. Но как закончится, какими убытками закончится? Моя квартира, где я в данный момент живу, это на зоне «А», прямо на океане. Строительство дома у меня идет втором, там тоже в зоне «А», только в Нью-Джерси, то есть семья позавчера собрались, уехали в другой штат.
 
ДОВЛАТОВА: Ты сюда один прилетел, без жены?
 
РУССО: Я прилетел четыре дня назад. Спустя пять лет моя мама тоже захотела приехать в Россию, соскучилась. Вместе с ней я прилетел, и не ожидал, что там так серьезно. Но будем надеяться, что все нормально будет, по крайней мере, с меньшими потерями.
 
ДОВЛАТОВА: Главное, чтобы жизнь была у людей…
 
РУССО: Да, я это и говорю.
 
ДОВЛАТОВА: А все остальное, как говорится, дело наживное. На мой взгляд, совершенно мудрая пословица: войну пережили, все остальное переживем. Я хочу напомнить, кто хочет пообщаться с Авраамом Руссо, может быть, вспомнить, как когда-то пять лет назад наслаждались его пением.
 
РУССО: Сейчас.
 
ДОВЛАТОВА: Может быть, кто-то и сейчас наслаждается.
 
РУССО: Два года я здесь.
 
ДОВЛАТОВА: Уже два года здесь?
 
РУССО: Конечно. Я выпустил две песни, сейчас скоро будет третья песня. Недавно здесь я подписал договор с Виктором Дробышем, сотрудничество довольно долгое. Первую песню выпустили, «Нежная, грешная» называется. Снимали клип, 150 концертов позади уже, но впереди куча работы.
 
ДОВЛАТОВА: Молодец. Впереди у нас день нефтяника, потом…
 
РУССО: Вы знаете лучше.
 
ДОВЛАТОВА: А то! Второго сентября, слава богу, полетим поздравлять наших дорогих нефтяников. Я всегда рвусь туда с нетерпением, потому что они такие голодные до встречи с артистами, они такие благодарные, и мы вас так любим. Честное слово, жду, не дождусь.
 
РУССО: Дай бог. Я пять лет назад был в одном городе, до сих пор не помню, как он называется, прилетели туда, справа тайга, слева тайга. Четыре часа ездили по тайге. Приехали в город, телефоны не работают, мобильных телефонов нет. Население всего 10 тысяч человек. Мэр города сделал такой для них праздник. Довольно молодежи много я видел, они действительно жаждут слушать наши песни. Поэтому, дай бог, чтобы побольше праздников таких и приглашали нас.
 
ДОВЛАТОВА: Согласна. Авраам, давай все-таки мы вспомним о самых прекрасных моментах в твоей жизни. Но хотелось бы начать с того, каким ты талантливым ребенком рос, и где это было? Потому что так много легенд было придумано про Авраама Руссо, что даже неприлично.
 
РУССО: Я был очень добрым мальчиком, на самом деле, талантливым не талантливым, я не знал про талант, но я всегда пел в школе. Я родился на Ближнем Востоке, в Сирии.
 
ДОВЛАТОВА: А в каком городе?
 
РУССО: В Алеппо. Это древнейший город, ему около шести тысяч лет, то есть культура такая существует. Но я не коренной житель. Мой отец служил во французской армии легионером, поэтому оказался в этом регионе. Там я и родился. Когда мне было семь лет, мы улетели с семьей во Францию без отца, отец умер, царствие ему небесное. Во Франции мы и жили некоторое время.
 
ДОВЛАТОВА: А во Франции, где вы жили?
 
РУССО: В Париже. Мой дядя там жил. Но там конкретная нужна была помощь родных, скажем, дяди, но они не помогли, к сожалению. Я не говорю, что это было плохо, это судьба все-таки.
 
ДОВЛАТОВА: А семья большая была?
 
РУССО: Нет, нас трое было: я, мой старший брат и мама.
 
ДОВЛАТОВА: А как брата зовут?
 
РУССО: Жан. Он духовный человек.
 
ДОВЛАТОВА: Священник?
 
РУССО: Нет, он не священник. Он, как и я, учился в монастыре, но мы не стали продолжать…
 
ДОВЛАТОВА: Как ты туда попал? Сейчас чем брат занимается?
 
РУССО: Вы сейчас удивитесь. Сегодня я был в храме, после службы сидел с митрополитом, он знает очень хорошо брата, и он сказал: «Твой брат - святой». Человек, который молится 18-20 часов в день, не спит, только литургию слушает, молится и молится. Поэтому он ничем не занимается. Он может лечить больных, ну, не он сам, конечно, во имя господа, сами понимаете, брат обладает невероятной силой.
 
ДОВЛАТОВА: То есть, ему господь за его подвиг молитвенный такой дар дал?
 
РУССО: Да.
 
ДОВЛАТОВА: А где он лечит? В монастыре?
 
РУССО: Не в монастыре. Когда к нему обращаются люди.
 
ДОВЛАТОВА: А где он живет-то?
 
РУССО: Лет пять назад он переехал в Сирию и живет там сейчас, в городе Алеппо, где мы и родились в свое время.
 
ДОВЛАТОВА: Он православный?
 
РУССО: Конечно, православный.
 
ДОВЛАТОВА: И все-таки вспоминаем, прости, пожалуйста, что я тебя сбила. Ну, так вот вы переехали во Францию.
 
РУССО: Да. Переехали туда, два года жили, вернулись в Ливан, тогда, когда как раз война была в Бейруте. Но мы жили в восточной части, где было спокойно более менее. Потом обратно вернулись в Сирию, и как раз тогда я начал уже потихонечку начал заниматься музыкой.
 
ДОВЛАТОВА: А музыкой как ты начал заниматься?
 
РУССО: Как-то одной певице помог, город показал, мне было 16 лет, познакомился через нее с молодыми ребятами, которые создали свою команду, группу «Тики бойз». Я пришел на репетицию, дали мне одну песню, я выучил текст. Дали мне микрофон, страшно было. Комната два метра квадратных, потолок ниже некуда. Я начал петь, о, красиво, хорошо пел. Заметили меня более старшие. А спустя несколько лет уже я пел по клубам, по ресторанам, то есть, море работы было. Я был популярным в определенных кругах, потому что молодой мальчик поет на многих языках, интересно было.
 
ДОВЛАТОВА: А где же ты выучил? А сколько вообще ты знаешь языков?
 
РУССО: Языков много я знаю, но пою больше, чем знаю. Жизнь иногда заставляет, жизнь - это школа.
 
ДОВЛАТОВА: Ну, конечно, сначала Сирия, потом Франция, потом Ливия.
 
РУССО: Не Ливия, Ливан.
 
ДОВЛАТОВА: А, Ливан, прости, потом снова Сирия.
 
РУССО: Потом Кипр. До России жил на Кипре.
 
ДОВЛАТОВА: Ты же к нам с Кипра приехал, да.
 
РУССО: Потом я уже начал пением заниматься серьезно. Уроки оперные были у меня два года. И так потихонечку развивал себя. Потом опять появились сложности, потому что ты поешь в попсовом стиле, а стараешься петь…
 
ДОВЛАТОВА: В академическом.
 
РУССО: Поэтому надо было выбрать золотую середину. Ночами не спал, каждый день пел, пел. До того момента, как я на Кипре познакомился с человеком, который меня пригласил в Москву.
 
ДОВЛАТОВА: Это кто?
 
РУССО: Тельман Исмаилов.
 
ДОВЛАТОВА: А, Тельман Исмаилов!
 
РУССО: Да, бизнесмен из России мне предложил приехать в 1996 году.
 
ДОВЛАТОВА: Расскажи о знакомстве с Тельманом, о встрече с ним, где вы с ним встретились, как это произошло?
 
РУССО: В ресторане, где я пел, вначале был в Никосии, переехал потом в Лимассол.
 
ДОВЛАТОВА: Никосия - это столица, а Лимассол - это туристический такой курорт.
 
РУССО: В Никосии мне это было не интересно. Там шоу, выходишь, поешь две песни, потом возвращаешься, потом через два часа еще две песни, не интересно было. Я привык, выходишь на сцену, берешь микрофон, час, полтора поешь, потом 15 минут перерыв, потом еще час-полтора поешь.
 
ДОВЛАТОВА: Смотри, нам телевизоры включили, показывают болельщиков «Спартака», болельщиков ЦСКА, просто людей, которые пришли посмотреть на футбол, которым все равно, кто победит, лишь бы только настроение было хорошее, и пиво наливали бесплатно на стадионе. Скажи, пожалуйста, ты сам ведь наверняка любишь футбол?
 
РУССО: Конечно, я играл в футбол до 16 лет.
 
ДОВЛАТОВА: Да что ты!? За какую команду играл? За дворовую?
 
РУССО: Да, дворовую.
 
ДОВЛАТОВА: А, скажи мне, в какой позиции ты играл?
 
РУССО: Я вначале играл полузащитником, а дальше потихонечку пошел вперед, но лучше всего у меня получается в защите играть, потому что, в защите лучше, соображаю очень хорошо. А самое смешное для меня было в 2006 году. Команду «Старко», знаете такую?
 
ДОВЛАТОВА: Да, конечно, это наши музыканты, которые добились чего-то на сцене, не добились в футболе, но любят футбол и играют в свое удовольствие.
 
РУССО: Ездили по городам, потом играли с местными, то есть местное правительство играет против нас и так далее.
 
ДОВЛАТОВА: А это за деньги играли они?
 
РУССО: Вот сейчас я расскажу. Впервые в моей жизни почувствовал себя профессиональным футболистом. Я играл за гонорар.
 
ДОВЛАТОВА: А какие гонорары у «Старко»?
 
РУССО: Ну, все равно не будешь играть, зачем спрашиваешь. Для женщины в «Старко» мест нет, «Старко» - мужская команда.
 
ДОВЛАТОВА: Я хотела уточнить еще раз, вот я обещала, что мы Тельману Исмаилову все-таки уделим внимание, почтение, уважение его персоне в нашем эфире, и ты вспомнишь о том, как произошла эта встреча. Итак, это было на Кипре, курорт Лимассол, ты пел в ресторане.
 
РУССО: Очень интересный такой интернациональный ресторан был, хороший шоп, богатый турист, потому что, сами понимаете, Кипр это не Монте-Карло, это своеобразное место, на любителей, скажем. Там я и познакомился с Тельманом, он прилетел со своей семьей, и удивительно было для него найти кого-то, чтобы он смог с ним поговорить.
 
ДОВЛАТОВА: По-русски?
 
РУССО: Нет, я по-русски не знал. Он же родом из Азербайджана, а я азербайджанский не знал. Просто так совпало, что можно было с ним общаться на турецком языке. Потому что турецкий с азербайджанским похожи на 25-30 процентов. Я с ним общался. Он спросил официанта (араб из Ливана): есть кто-нибудь здесь, кто говорит или по-русски, хотя бы по-турецки? И единственный я был там, там турков особо не любят, потому что, сами понимаете.
 
ДОВЛАТОВА: А Тельман не знал английского языка, не мог заказать себе рыбу с картошкой?
 
РУССО: Не из-за заказа, заказ он может заказать, общаться с кем-то, понимаете?
 
ДОВЛАТОВА: А, все, общаться, в смысле, поговорить.
 
РУССО: Короче, во время выступления, убрал микрофон, там проигрыш идет музыкальный, я подхожу к нему, а он сидел за столом, спрашиваю: «Вы говорите на турецком?» У него так удивительно глаза открылись, он посмотрел на меня, говорит: «Да, да, заходи ко мне потом». То есть, я пришел после выступления, сел с ним, познакомились. Он говорит: «На следующий день обязательно приходи ко мне в гостиницу».
 
ДОВЛАТОВА: А в какой он гостинице жил?
 
РУССО: Four seasons.
 
ДОВЛАТОВА: А, «Четыре сезона», я знаю.
 
РУССО: Я пришел к нему и тогда он мне показал план ресторана «Праги», который купил. Ну, для меня эти имена ничего не означали, потому что я не знал, где находится. Он почувствовал, что я не понимаю, где Арбат. Он спрашивает: «Кремль знаешь?» Я говорю: «Да». Он: «Недалеко от Кремля». Все, нормально, понял, где. И пригласил в Москву. Через год я решил позвонить. Потому что у меня не было никаких связей с Россией, у меня только один друг в Москве жил. Позвонил Тельману. Он говорит: приезжай. Ну, на всякий случай я позвонил другу тоже. Друг встретил, проводил в гостиницу, через несколько дней я встретился с Тельманом. И естественно какое-то время я пел у него в ресторане «Славянская трапеза». Потом открыли «Прагу», пел в «Праге», и после этого у меня произошло вот этот большой change, как говорят, изменения. Начали записывать песни, Тельман спонсировал мой проект, клипы начали снимать, пошла и концертная деятельность. И после этого ситуация у всех меняется. Мы всегда думаем, что время идет. Нет, это большая глупость. Мы идем, время стоит на месте, время никогда никуда не идет. Так совпало, что мы расстались. Естественно, были заинтересованные люди, чтобы мы расстался. Сто процентов!
 
ДОВЛАТОВА: То есть, это была не Тельмана инициатива и не твоя.
 
РУССО: Конечно. Ему что от этого?
 
ДОВЛАТОВА: Ему ничего.
 
РУССО: Вот. А мне от этого что?
 
ДОВЛАТОВА: На самом деле, плохо.
 
РУССО: От человека уйти, который твой друг…
 
ДОВЛАТОВА: Начались интриги?
 
РУССО: Конечно, стопроцентная история, просто я не хотел бы рассказывать.
 
ДОВЛАТОВА: Ну, в шоу-бизнесе всегда возникают подобные ситуации. Поэтому, в принципе, я верю, потому что знаю массу твоих коллег по цеху, которые тоже теряют, находят, переживают.
 
РУССО: Стоит кому-то рассказать, у меня есть друг, и где-то он мне помог. Кому ты рассказал, тот на следующий день окажется у него. Да ради бога! Не в этом дело. Жизнь для нас подарок божий, мы родились, чтобы наслаждаться этой жизнью, делать добро людям. Поэтому по-доброму всем рассказываю. Те люди, которые оказываются, естественно, Авраам должен быть далеко, чтобы им было ближе. Потому что для них эти люди надувная корова.
 
ДОВЛАТОВА: Дойная.
 
РУССО: Да, дойная.
 
ДОВЛАТОВА: То есть, они хотели использовать Тельмана в своих корыстных целях, для того, чтобы он вложил деньги в их проекты?
 
РУССО: Ну, разумеется, это тоже одна из причин.
 
ДОВЛАТОВА: Поняла. Ну, скажи мне, пожалуйста, все-таки тебе пришлось спешно бежать из России.
 
РУССО: Это совершенно другая история. Это уже в 2006 году было, то есть, в этом тот человек ни в чем не виноват.
 
ДОВЛАТОВА: А из-за чего же тебе пришлось уехать?
 
РУССО: Неужели не слышала?
 
ДОВЛАТОВА: Ну, как же, я слышала, мне казалось, что это он за этим стоял, нет?
 
РУССО: Зачем он, ему от этого что? Если бы он захотел…
 
ДОВЛАТОВА: Мы сейчас говорим с тобой на птичьем языке, слушатели ничего не понимают. Говори конкретно. Что случилось в твоей жизни в 2006 году?
 
РУССО: Случилось покушение в центре города.
 
ДОВЛАТОВА: Ты знал, кто покушался?
 
РУССО: Нет, на тот момент я, естественно, не знал.
 
ДОВЛАТОВА: И ты подумал, что это Тельман?
 
РУССО: Я начал анализировать. Человек всегда находится в растерянности в такой момент. Это шоковое состояние.
 
ДОВЛАТОВА: А покушение чем для тебя закончилось?
 
РУССО: Операцию мне сделали.
 
ДОВЛАТОВА: Стреляли?
 
РУССО: Стреляли, да, из автомата Калашникова.
 
ДОВЛАТОВА: Ты был на машине?
 
РУССО: Да.
 
ДОВЛАТОВА: Обстреляли машину.
 
РУССО: Да. Но господь так захотел, чтобы я жил. Оказалось, что в моей судьбе написано, что я должен вернуться в Россию и раскрыть это дело.
 
ДОВЛАТОВА: И ты раскрыл это дело?
 
РУССО: Еще нет.
 
ДОВЛАТОВА: А, ты этим занимаешься сейчас?
 
РУССО: Ну, потихонечку думаю, что делать. Ну, я шучу, конечно.
 
ДОВЛАТОВА: А, скажи, в твоем внутреннем состоянии, ты хочешь, чтобы это дело было раскрыто?
 
РУССО: Я мирный человек, я хочу, чтобы в моей жизни и везде был мир. Справедливость должна быть. У меня никаких обид нет.
 
ДОВЛАТОВА: У тебя нет желания мстить?
 
РУССО: Никогда в жизни. Но справедливость будет.
 
ДОВЛАТОВА: Вроде бы начали говорить о музыке, а подошли к теме криминала.
 
РУССО: Я артист и никакого отношения к криминалу не имел, и не буду иметь никогда, потому что я человек верующий, духовный, из духовной семьи. К сожалению, в России принято говорить: человека нет, проблем нет. Грех. Я артист, певец, в первую очередь. Пускай, иногда бывают скандалы вокруг меня, это у всех есть. Но все равно я сильней, я не рухнул, я встал, я вернулся в Россию к моей любимой публике, я встретился с ними заново и процветаю. Самый главный шаг сейчас, то есть, последний, то, что подписал с Виктором, и у меня впереди, вы не представляете, очень серьезные проекты. Еще на Ближнем Востоке выпускаю на арабском языке альбом, в Америке выпускаю альбом. То есть, я вернулся гораздо активнее, чем раньше, поверьте.
 
ДОВЛАТОВА: Молодец, Авраам. И я от всей души хочу тебе пожелать, чтобы в следующий раз, когда ты придешь на «Маяк», ты скажешь, что этот сидит, тот сидит, и все уже.
 
РУССО: Со своим адвокатом приду.
 
ДОВЛАТОВА: Если человек преступник, если он посчитал, что он может у кого-то отнять жизнь, то, как говорил Жеглов: вор должен сидеть в тюрьме. Но в данном случае это хуже, чем вор.
 
РУССО: Конечно.
 
ДОВЛАТОВА: Дорогие друзья, хочу сейчас ваши слова передать Аврааму. «Вы помните концерт на стадионе в Гудермесе? Праздник, который подарил Кадыров выпускникам? Грозный ждет вас!». Это вам написала Хеда.
 
РУССО: Спасибо, очень красивый концерт был.
 
ДОВЛАТОВА: «Рада Аврааму, он один поет нам за весь Восток. Мы ведь росли с Поладом Бюль-Бюль Оглы, оперой «Восточные песни», Муслимом Магомаевым. Людмила из Москвы!. Из Башкирии спрашивают: «Сколько конкретно языков знаешь?» Давай, считаем.
 
РУССО: Ну, ладно, семь-восемь, скажем, достаточно.
 
ДОВЛАТОВА: «Здравствуйте, Авраам, напомнили мне меня 10 лет назад, я тогда ходила по дому, одевшись в мамины одежки, и распевала: «Знаю». Спасибо, Юля».
 
РУССО: Целую, Юлечка.
 
ДОВЛАТОВА: Авраам, очень вас уважаю. Вопрос: какие девушки лучше, русские или американские?
 
РУССО: Американские, что значит? У Америки нет американцев, я тоже американец, и дальше что, живу там, например, и все, кто живут там. А русские девушки это конкретная тема. Поэтому даже слепому, наверное, видно, что русские девушки лучшие в мире.
 
ДОВЛАТОВА: Ну, слепому, понятно, это видно на ощупь. «С Кристиной Орбакайте был роман или нет?»
 
РУССО: Тебе какая разница?
 
ДОВЛАТОВА: Завидуют. «Любите ли вы рыбу в кляре?»
 
РУССО: Да.
 
ДОВЛАТОВА: А готовить?
 
РУССО: На гриле лучше.
 
ДОВЛАТОВА: «Сразу видно, порядочный, культурный человек певец. Люди неблагодарны, за полчаса ни одного звонка». Это вам написали, вот видите, вас похвалили. «Снятся ли вам сны? И расскажите какой-нибудь вещий сон»
 
РУССО: Я очень редко вижу сны, но мои сны, как видение, на самом деле. Когда я вижу сон, значит, со смыслом. Есть люди, которые спят и просыпаются.
 
ДОВЛАТОВА: А перед покушением видел какой-нибудь сон?
 
РУССО: Нет. Это мне не дали знать. Но часто бывает, в основном, мой брат мне звонит, и говорит, например, то, что случилось сейчас в Нью-Йорке, он шесть месяцев назад мне об этом сказал, он видел видение. То, что происходит на Ближнем Востоке, тоже видел год назад, он мне сказал, что-то будет в этом регионе.
 
ДОВЛАТОВА: Хорошо, а что еще брат сказал, что будет еще, какие будут потрясения?
 
РУССО: Сейчас он мне ничего не сказал. Он мне за полгода всегда говорит.
 
ДОВЛАТОВА: Ну, пожалуйста, если вдруг что-то где-то будет, Авраамчик, ты мне позвони, пожалуйста, скажи, чтобы мы были вооружены.
 
РУССО: Договорились.
 
ДОВЛАТОВА: Авраам, я очень надеюсь на то, что с новыми песнями, новыми хитами, Вите Дробышу большой привет.
 
РУССО: Передам.
 
ДОВЛАТОВА: Я абсолютно уверена, что он напишет действительно достойное твоего голоса музыкальное произведение. Приходи, «Маяк» всегда открыт для тебя, двери наши распахнуты.
 
РУССО: Спасибо.
 
ДОВЛАТОВА: Также, как и наши сердца. Счастья, здоровья, конечно же, я надеюсь, застраховано все в Америке?
 
РУССО: Сто процентов.
 
ДОВЛАТОВА: Слава богу. Ну, в общем, в любом случае, чтобы все было хорошо, и чтобы даже, несмотря на то, что застраховано, чтобы не случилось никаких катаклизмов.
 
РУССО: Не дай бог. Спасибо большое, что пригласили. По-прежнему я вас люблю и обожаю.

www.radiomayak.ru

www.avraamrousso.gportal.hu

 

Címkék: abraham avraam rousso russo авраам руссо avraamrousso.gportal.hu

Szólj hozzá!

A bejegyzés trackback címe:

https://avraamrousso.blog.hu/api/trackback/id/tr853198447

Kommentek:

A hozzászólások a vonatkozó jogszabályok  értelmében felhasználói tartalomnak minősülnek, értük a szolgáltatás technikai  üzemeltetője semmilyen felelősséget nem vállal, azokat nem ellenőrzi. Kifogás esetén forduljon a blog szerkesztőjéhez. Részletek a  Felhasználási feltételekben és az adatvédelmi tájékoztatóban.

Nincsenek hozzászólások.